Лента новостей
Статья31 декабря 2022, 18:45

Мама, небо и любовь: главные высоты жердевского лётчика, Героя России Петра Каштанова

О том, как в семье воспитали четверых детей и дали им точные жизненные ориентиры, разговор с мамой Петра — Еленой Каштановой.

Мама, небо и любовь: главные высоты жердевского лётчика, Героя России Петра Каштанова
Фото: архив семьи Каштановых

Счастливая девочка с Севера

Дом Каштановых находится на одной из тихих и уютных улочек города Жердевки. Во дворе — пушистая ель, её видно издалека. Она словно «зелёный привет» с Дальнего Востока, откуда семья переехала в 1994 году в центр России.

Вячеслав и Елена Каштановы (1992 год)
Вячеслав и Елена Каштановы (1992 год)Фото: архив семьи Каштановых
— Мы жили тогда в Амурске Хабаровского края, где 29 января 1987 года зарегистрировали брак с Вячеславом Каштановым. Это мой второй брак. И, честное слово, если мне можно было начать всё снова, я бы прошла ту свою первую семью, чтобы узнать, что есть другая жизнь. Каштанов — это моя награда, с ним я стала самой счастливой женщиной,
признаётся Елена Каштанова.

В Амурск будущие молодожёны, а у Елены были две девочки от первого брака, переехали с Севера, где и родилась сама Елена, в поморском посёлке Умба Мурманской области. Мать и отец её пережили Великую Отечественную войну. Отец был при аэродроме, мать — метеорологом. Строгие бабушка и мать с Вологодчины, где их раскулачили. Сейчас, говорит Елена, в бабушкином добротном доме — школа. Раскулаченная семья не наняла ни одного батрака, работали все дружно и много. Это стало главным правилом и в семье Каштановых.

— В девяностые годы нам с мужем приходилось трудиться на нескольких работах, иметь дачу, чтобы прокормить детей. И годы-то какие были! Объявили амнистию. А в Амурске кругом зоны. Куда ехать бывшим зекам? Денег нет, вот они и устраивали свои порядки. Даже в школу «пришёл» общак. Наташа, младшая дочь, жаловалась, что в школу надо было обязательно нести буханку хлеба и килограмм сахара,
вспоминает Елена.

И вот в один день выплатили зарплату за несколько месяцев. А Елена работала на заводе «Вымпел» по изготовлению патронов, Вячеслав — по спортивной и профсоюзной линии. Решили срочно приватизировать трёхкомнатную квартиру, продали её и дачу, и уехали к друзьям в Тамбовскую область, в Жердевку. Здесь купили дом и обосновались, радовались тёплому климату, совсем не похожему на суровые условия Дальнего Востока.

Детские мечты

В Жердевку приехали уже вшестером. Ещё в Амурске родились два сына, Вова и Петя. Младший, говорит Елена, родился в 1991 году, и в день его рождения на свет появились 29 малышей, из них только две девочки. Тогда, помнит она, старая нянечка сказала, столько мальчиков — к войне. Елена всё недоумевала: какая война в 1991 году?..

Все дети у Каштановых разные, не похожие.

Мама, небо и любовь: главные высоты жердевского лётчика, Героя России Петра Каштанова
Фото: архив семьи Каштановых
— Я счастливая мама, довольная количеством детей, ну а качество они делают сами,
улыбается Елена.

В семье были негласные правила: помогать друг другу в любой ситуации, не врать и быть справедливым. У каждого с детства свои обязанности, и никто не отлынивал от мытья полов, посуды, работы в огороде. Когда в 2003 году не стало отца, старший сын стал учиться в колледже и работать по ночам — надо было помогать матери.

Все дети состоялись и в профессии, и как семейные люди, считает Елена Каштанова. У Юли, окончившей спортивный техникум, сын Вячеслав, у Наташи, выпускницы МичГАУ, — Иван и Тимофей, у Вовы, инженера–механика, — сын тоже Вова. А по поводу внучки, шутят сёстры и брат, все вопросы к Пете — он недавно женился, в июне этого года, он Герой России, пусть теперь и отвечает за всё!

Петя (на фото слева) со старшим братом Вовой
Петя (на фото слева) со старшим братом ВовойФото: архив семьи Каштановых

А младший брат, которого очень любят в семье, уже с четырёх лет точно знал, что будет военным лётчиком. Не очень далеко от их дома находился военный аэродром, и гул самолётов иногда мешал спать. В городе базировался 14-й гвардейский Ленинградский дважды Краснознамённый ордена Суворова истребительный авиационный полк (14-й гвардейский ИАП), который с 21 апреля 1991-го по 1999 год летал на самолетах МиГ-29. Это ли было не знать жердевским мальчишкам, особенно тем, кто учился в городской школе №2, где работали жёны военнослужащих, а за партами сидели дети лётчиков и технического персонала аэродрома.

Дети Каштановых учились именно в этой школе, но никто из них, кроме Петра, не мечтал о небе.

Преодоление

О серьёзном решении Пети стать военным лётчиком мать узнала в военкомате, куда он после девяти классов пришёл записываться в Тамбовское областное государственное образовательное учреждение «Общеобразовательная школа-интернат с первоначальной лётной подготовкой имени М. М. Расковой».

Пётр Каштанов
Пётр КаштановФото: архив семьи Каштановых
— Я не стала препятствовать желанию сына, и он стал учиться в этой школе. Хорошо, что тогда в Тамбове жила Юля, и он часто ходил к сестре, которая его всячески поддерживала,
делится Елена Каштанова.

Жили трудно, многого не хватало. Вот однажды Петя обратился к матери с просьбой дать ему 200 рублей, чтобы ехать в Армавир на конкурс по космонавтике.

— Где было взять деньги? Я уже была на пенсии, вышла в 45 лет, так как ещё на Севере работала на телевышке, а там магнитные излучения, все выходили на пенсию рано. Ну вот, попалась мне на глаза газета «Жердевские новости», а там объявление о сдаче крови на станции переливания. Ну я и пошла сдавать кровь, получила 400 рублей. 300 отдала Петрухе, а 100 оставила дома. Скажу, что у меня был опыт сдачи крови ещё на Севере, когда училась в техникуме связи. Так что не растерялась, сыну помогла. А как иначе?
говорит Елена Каштанова.

По словам Елены Игоревны, во время учёбы у парня были и ссадины, и синяки, и даже сломанная рука из-за драк — так он защищал тех, кто слабее. Вот это чувство обострённой справедливости она отмечает у младшего сына особо. Как и огромное желание летать во что бы то ни стало.

Стремление это отмечали и преподаватели школы с первоначальной лётной подготовкой Георгий Сарычев и Светлана Малыгина, классный руководитель Каштанова. А вот что говорит учитель ОБЖ Жердевской средней школы, в своё время офицер инженерно-технического состава лётной части Александр Бурбах:

— Пётр окончил 9 классов нашей школы в 2006 году. Добрый, весёлый, открытый, подвижный. В школе его уважали. С внутренним стерженьком парень, особенный какой-то. Потому и запомнился по прошествии стольких лет, что учился у нас когда-то Петя Каштанов. Большинство имён и фамилий учеников стираются в памяти, а его помню. После окончания основной школы Петя поступил в Тамбовский кадетский корпус. Единственный курсант в авиации, поступивший в лётное училище с 5 раза! Вот так он шёл к Подвигу.

Да, с пятого раза Каштанов поступил в Краснодарское высшее военное авиационное ордена Дружбы народов училище лётчиков имени Героя Советского Союза А.К.Серова. Пока готовился, шёл к цели, поработал грузчиком, автомойщиком, барменом в московском театре «Табакерка». Отслужил в армии, в танковой части. Жизненный опыт у парня был большой, ответственность за слова и дела — ещё больше.

Мама, небо и любовь: главные высоты жердевского лётчика, Героя России Петра Каштанова
Фото: архив семьи Каштановых
— Когда разговаривала с командиром Петиной лётной части, то он рассказывал, что если ему что-то поручить, то он сделает всё даже лучше того, что ожидаешь. Этого не отнять у него… А когда Петя мой впервые во время учёбы в лётном училище сделал свой первый полёт, я ему сказала, что горжусь им, ведь он столько к этому шёл! А сын в ответ: «Мама, ты не представляешь, что такое летать! Я там такой спокойный, уверенный, для меня полёт — это всё!»,
вспоминает Елена Каштанова.

Старший лейтенант Пётр Каштанов сделал свой первый боевой вылёт во время спецоперации на СУ-34 в апреле 2022 года. До этого долго осваивал грозную машину.

— Помню, он позвонил, был немного на взводе. Говорил, что когда получил приказ, нервничал, но только до того, как заработал двигатель самолёта. Это была его работа, мужская, трудная,
вслух рассуждает Елена Игоревна.

Знак высшей пробы

24 сентября при выполнении боевой задачи истребитель-бомбардировщик СУ-34 старшего лейтенанта Петра Каштанова был сбит. Вместе со штурманом Дмитрием Коптиловым они катапультировались, и машина упала в поле. Оба получили тяжёлые ранения — переломы правых рук, а у штурмана ещё и сломан позвоночник. Дмитрий предложил командиру оставить его и спасаться самому. На что Пётр ответил: «Николаевич, я уйду только вместе с тобой!».

При приближении националистов Пётр достал гранату, выдернул чеку и положил рядом с собой. Пилоты были готовы взорвать себя, дабы не попасть в плен.

— Мы достали гранату, выдернули кольцо и стали ждать. Это были самые тяжёлые минуты в нашей жизни, потому что в это время надо и с жизнью попрощаться, и друг с другом, и с семьёй. Когда мы лежали, я думал о родных, о супруге. Самое тяжёлое было переживание за то, как семья это переживёт. Не было мыслей о том, что мы взорвёмся и наша жизнь закончится. Решение приняли быстро: поняли, что другого выхода не было. Когда нацисты отошли, Николаевич сказал: «Ничего, поживём ещё» и вставил чеку обратно в гранату,
вспоминает Пётр Каштанов.

Им удалось избежать столкновения с бойцами ВСУ и спастись. За 13 часов лётчики прошли 30 километров, превозмогая боль и жажду, пока не вышли к своим. 

24 сентября была суббота. Елена Игоревна ждала в гости дочь Наташу из Липецка. Хотел со своей молодой женой Мариной приехать из Воронежа и Петя.

— Утром 24-го он мне пишет, что не получится приехать. Я же понимаю, служба, поэтому и отвечаю, что ничего, в следующий раз. В два часа дня я пишу: «Привет, как дела?», но ответа нет. 26-го, в понедельник, в 11:28 Петя написал: «Мамуля, всё хорошо. Я правую руку сломал, когда из самолёта выходил. Завтра в Подольск полечу, операцию делать. Небольшое смещение». А чуть раньше по телевизору передали, что сбили два самолета СУ-34. Вот тут-то у меня сердце и забилось. Узнала обо всём из соцсетей во вторник. Дети молчали, никто мне ничего не говорил, хотя к Марине, жене Пети, ещё в субботу приходили и сообщили, что самолёт не вернулся и связи с ним нет. И как бедная она до утра воскресенья дожила, когда узнала, что Петя жив?!,
заплакала Елена Игоревна.

Она зачитала смс-ку, которую ей прислала Марина уже после всего случившегося: «Мама Лена, добрый день. Вот вы и в курсе, вы уж не обижайтесь, что наврала вчера. Мы решили, что так лучше будет… Слава Богу, всё хорошо. Без Пети не жизнь была бы, а существование, люблю его очень».

Елена замолчала. А потом сказала о том, что подвиг сына считает естественным поступком.

— Если бы мой Петя бросил друга в беде, это был бы не мой Петя. Я когда разговаривала с Дмитрием Коптиловым (штурман СУ-34 — прим. автора), всё благодарила его за сына. Говорила, если бы он остался там, а от боли в позвоночнике Николаич часто ложился на землю, то и Петруха бы с ним остался… И всё-таки не понимаю, за что Пете дали Звезду Героя России. Ведь если только за то, что он вынес друга с территории противника, то так можно всю страну наградить. До уровня Юрия Гагарина, Героя Советского Союза, он не дотягивает, слишком разные величины. Для меня поступок сына сродни Знаку качества. Помните, в СССР был такой, и присваивали его за самое высокое профессиональное качество. Такой вот это Знак высшей пробы,
комментирует Елена Каштанова.

За этим Знаком высшей пробы стоит и дедушка с бабушкой, пережившие Великую Отечественную войну, и тот самый жердевский аэродром, гул самолётов которого не давал спать по ночам, и непреодолимое желание летать, и покорение мечты лишь с пятой попытки, и отец, во многом ставший для него примером, и..., конечно, мама, которая воспитала в сыне понятие о том, что семья — это единый и сплоченный кулак. Своих не предаём, подлости и обмана не прощаем. Такие принципы являются истоками воспитания в семье Каштановых. Мама для детей всегда была и остаётся важнейшим моральным ориентиром. 

Елена Каштанова говорит, что жизнь у неё после подвига сына изменилась, и ей это очень приятно. Елена Игоревна часто встречается с учащимися школ, со студентами колледжа.

— Прошли встречи в центральной библиотеке, Сукмановской, Пичаевской, Бурнакской, Туголуковской школах, колледже. Дети хорошо слушают. А я читаю стихи. Пригодилось моё комсомольское прошлое, когда я в Умбе ездила с агитбригадами по участкам, где заготавливали лес. Петь и плясать не умею, а вот стихи читаю с удовольствием,
улыбается Елена Игоревна.

На встречах она читает отрывок из поэмы Сергея Острового «Мать», и строчки эти словно про её Петю:

Мать, я землю изъездил. Я многие знал города.
И добро повидал, и война по мне смертью строчила.
Но друзей своих, мать, не бросал я в беде никогда.
И не лгал никогда. Это ты меня так научила.
Ты меня научила не прятать у сердца обид
(Сердцу трудно и так, для чего ему тяжесть такая?).
Если слово ты дал — это, значит, навеки. Гранит.
Если в гору идешь — поднимайся, других не толкая.
Ах, завет материнский, и что тебя в мире мудрей?
Ты нас к звездам ведешь даже в темные ночи глухие…

Мама, небо и любовь: главные высоты жердевского лётчика, Героя России Петра Каштанова
Фото: Эвелина Розман
— А вы знаете, Петя ещё один достойный поступок совершил. Ту сумму, которая даётся за Звезду Героя России, он поделил между братом, сёстрами и мной. Сказал, что в этой Звезде есть и наше участие! Не зря, когда давал присягу, сын говорил мне, что он защищает народ, а мама — это самый главный его народ.
гордо произнесла Елена Игоревна Каштанова.
Автор:Эвелина Розман